izbook (izbook) wrote,
izbook
izbook

Игра на выбывание из жизни.

Вот уже несколько месяцев в СМИ и интернете муссируется тема «групп смерти» - подростковых групп по интересам в социальных сетях, в которых проводятся «игры». «Игра» подразумевает выполнение ряда заданий, последним из которых является суицид.

Мнения причастных к проблеме и авторов, высказывающихся в статьях и заметках на эту тему разделились.

Представители следственных органов, депутаты и разные около-властные спикеры подозревают сговор и организованную группировку, которая объявила стране войну и убивает детей. Возможно даже это специально подготовленные люди, знающие психологию и гипноз наводят ужас на людей. И хорошо, что подозревают – у них работа такая – проверять различные версии.

Менее информированные и более оптимистично на всё смотрящие граждане считают, что это просто детская забава – дети просто так своеобразно развлекаются и проводят время.

Каждая группа стоит на своей версии.

Но есть версия и промежуточная. Поговорив с защитниками разных версий я для себя пока остановился на ней.

Факты.
Давайте, как говорит один мой приятель, пойдём строго по фактам.
- существуют группы в социальных сетях, в которых проводятся «игры», подразумевающие в суицид участника по окончанию игры;
- есть случаи самоубийств среди «игроков»;
- полицией произведено несколько задержаний людей, которые были «кураторами» и пиарили тему этих «игр», раздавали задания, писали о суицидах, предлагали слушать депрессивную музыку и смотреть видеоролики;
- существуют дети, которые «играют» в эти «игры», обычно в возрасте от 11 до 16 лет.

Пока всё.
Всё остальное – домыслы. По крайней мере пока что.

На мой взгляд, в настоящее время речь идёт о некоей самостоятельно, без всяких сговоров, функционирующей системе, которая функционирует в опасной среде –подростковой. Впрочем, это не исключает наличия среди участников - "кураторов" - злоумышленников.

С трудом получается поверить версию про могущественных гипнотизёров и манипуляторов, которые зомбируют подростков. В силу специфики профессии и подготовки я достаточно осведомлён о манипуляциях и гипнозе. Дело вряд ли в них.

Во-первых, человека, если он не хочет этого, достаточно сложно загипнотизировать. Тем более, без личного контакта, тем более в переписке.
Во-вторых, специалистов достаточно высокого класса просто сложно найти таких злодеев. Если человек дошёл до такого уровня подготовки в психологии, ему проще зарабатывать и жить в ладу с законом, чем сидеть потом много лет в тюрьме.
Один маньяк может существовать, быть умным, подготовленным, изворотливым. Пусть даже несколько. Но целая сеть?? Вряд ли.

Один коллега проверяет версию про то, что основным качеством, приводящим к суициду, является внушаемость. Версию проверить можно и нужно, но как практикующий гипнотерапевт предположу, что дело не в этом. Большинство людей - внушаемы. В той или иной степени. Не все же играют в игры и совершают суициды.
Коллега подчеркивает, что играющие в «игру» дети как-будто находятся в трансе. Но для этого не нужен гипнотизер. Человек и сам способен уходить в транс глубоко и надолго. Некоторые, например, при просмотре телевизора.

Кажется, всё проще.
Многие подростки чувствуют себя неуютно в реальном мире. Некоторые уходят в другие реальности: книги, ролевые игры (толкиенисты, стим-панки, реконструкторы и т.д.), кто-то выбирает алкоголь и химические вещества, а кто-то компьютеры. Глубоко погрузившийся в реальность компьютерной игры подросток живёт в другом мире – мире игры. И находится в подобии гипнотического транса. Если его попытаться отвлечь, он будет раздражён – виртуальная реальность гораздо уютнее, красивее и понятнее реальной. Были случаи, когда игроки в компьютер умирали от истощения, заигравшись. То есть, настолько глубоко уходили в виртуальную реальность, что игнорировали даже потребности тела. Чем не гипноз? Вернее, транс…
И тема смерти – пугающая, опасная, способная завораживать.

Но в обычной компьютерной игре можно выиграть. Выигрыш означает окончание игры. Игру можно проходить снова и снова, пока не надоест. Некоторые годами живут в виртуальных мирах.

А в данном случае имеет место игровая среда, на стыке компьютерной и ролевой игры, которая продвигает тему опасных поступков вплоть до суицида. И выигрыш в такую игру окажется окончательным проигрышем.

Причём, играющие – достаточно разные люди. Есть подростки, которые в силу возраста находятся в постоянном развитии и ищут пути этого развития. Многие из них психологически неустойчивы, не имеют какой-либо внятной системы ценностей, происходят из сложных и неблагополучных семей.
У некоторых подростков ещё и слишком много свободного времени для душевных метаний и подобных исканий.

Один подросток пройдёт мимо и даже не обратит внимания на тему суицида, другой будет даже «троллить» (писать провокативные и издевательские комментарии) участников групп, а третий воспримет это всерьёз. А кому-то эта тема просто подкинет мысли и образы, пока смутные, которые могут со временем прорасти в решение.
Вот последние две категории и составляют группу риска. Плюс эмоциональная нестабильность подростков, ощущение непонятости окружающими, отсутствие внятной системы ценностей в обществе. И вот готов «игрок». Основная проблема в том, что детей этих нельзя «вычислить», так как они могут тщательно скрывать участие в играх.

Можно распространять всеми силами информацию об опасности игр в «группах смерти», но опять же, она скорее всего не дойдёт до адресата. Ведь дети эти часто всего растут в семьях, где их не очень любят и не особо ими интересуются. Родителям просто всё равно. Разве что накажут ребёнка, изымут телефон и отключат интернет. Они не со зла это делают. Просто не умеют действовать иначе, не понимают сути проблемы.

Хотя, по отзывам коллег, попадаются и дети из вроде бы благополучных семей. Просто отсутствует доверие и эмоциональный контакт с родителями. Некоторые родители считают, что дети просто «зажрались» - опять же, имеют слишком много свободного времени.

Как сделать из «неблагополучной» семьи благополучную? Как научить налаживать контакт с подростком (который сам может этого не хотеть)?
Наверное, никак.

Зато можно и подумать о том, почему так происходит.
Начну с тезиса, который может показаться циничным.
Всегда, во все времена были и будут люди, кто решает покончить с собой. В том числе и подростки. А может быть не в том числе, а особенно. Менее устойчивые эмоционально чем взрослые, в силу специфики возраста очень нуждающиеся в понимании и внешней поддержке и чувствующие себя непонятыми. Прежде всего потому, что сами себя ещё понять не способны.
Так же было и будет нарастание числа самоубийств при их пропаганде, в том числе на собственном опыте. Известно, что после суицида очередного кумира, некоторые фанаты следуют за ним. Причём, кумир может и не быть реальным человеком (певцом, лидером секты), а героем книги. «Страдания юного Вертера», самоубийство Курта Кобейна – примеров масса, если поискать.
Так было и так будет. Это естественное следствие нашей психологической и социальной природы.

И маньяки и социопаты, те, кто нуждается в безграничной власти над другими и испытывающие удовольствие при виде страданий других, всегда были и будут.
Вопрос в том, как, кем, для чего и в каких масштабах эти особенности будут использоваться.

Понятно, что дело и не в соцсетях и не в группах. Соцсети – это просто инструмент, появившийся на данном этапе человеческого развития. Будут другие инструменты, более совершенные и более потенциально опасные.

И тогда надо подняться на уровень выше и посмотреть на этот вопрос под другим углом.

Существует очень удобная методология, используемая преимущественно в бизнес-консультировании, созданная на основе теории ограничений Голдратта. Этот метод предлагает, прежде чем предпринимать действия, выявить причины проблем и найти точку наиболее эффективного приложения усилий. И, возможно, окажется, что это оптимальным действием окажется не запрет всего и вся, а какое-то другое. Это не значит, что не надо блокировать группы, пытаться найти организаторов. Как оперативное решение здесь и сейчас это необходимо. Но значит, что возможно, совсем другие действия окажутся гораздо более эффективными.

Подумав над причинами происходящего, мы наверняка придём к выводу, что имеют место несколько групп проблем, а значит и искать надо одновременно несколько групп решений: оперативные, сейчас и срочно, а также стратегические, на перспективу, помимо того, они лежат не только в плоскости безопасности, но и во многих других плоскостях. Кроме появление "групп смерти" ставит целый ряд социальных вопросов.

Вот основные моменты:

Проблемы управления развитием общества.
Ситуация с «группами смерти» является не только проблемой, которую надо решать, но и индикатором, указывающим на другие проблемы, более масштабные. Она просто выявляет, подсвечивает их. На мой взгляд, это проблемы общественного устройства и социальных ценностей.

Посмотрите на то, кто занимается проблемой и каковы реакции.
Основная нагрузка легла на правоохранителей. Естественно, так как речь идёт о преступлениях. Но это свидетельствует о том, что мы как общество не имеем защитных механизмов против таких вызовов помимо силовых.
И это вопрос планомерной социально-психологической работы на длительную перспективу, может быть на 10-20 лет.
И это тоже проблема.
У нас отсутствует система долгосрочного планирования даже в экономике (только очень формальная, с ежегодными, а то и ежеквартальными корректировками). Как и правоохранители, органы власти всегда на шаг позади проблем. Какова причина этого? Мне видится, что это вопрос отсутствия идеологии и философии, на которые могло бы опираться государственное устройство. У любого государства есть своя философия. Она либо явная, сформулированная, либо спонтанно сложившаяся. При переходе от СССР к РФ мы с одной стороны, отказались от сформулированной философии марксизма-ленинизма, с другой, не выработали новой. В результате, может показаться, что и философией и высшей ценностью нашего общества являются власть и деньги. А если во главе угла деньги, а не люди, то и человек является просто предметом. Тогда почему бы желающим не устраивать такие игры?


Проблема качества агитации и пропаганды в стране.
Среди тезисов высказавшихся по теме политиков можно услышать универсальный и самый популярный рецепт: запретить. А что запрещать? Духовное состояние людей и общества или его логичные следствия? Может стоит переключиться на то, что именно стоит развивать? Потому что в части идеологии страна находится в той же позиции, что и следователи – всегда на шаг позади. Если нет внятных и разделяемых обществом целей и направлений развития, то остаётся только реагировать на происходящее. А общих целей у нас нет.

Как-то так получилось, что сильный пиар у нас в политике и маркетинге, но не в работе с социальными системами.

Есть распространённый слоган «самоубийство не выход». Помимо того, что есть теория, что мозг человека игнорирует частичку «не» (и получается, что самоубийство как раз предлагается как выход), не понятно, а что тогда выход? Правильный по сути слоган не даёт ответа на вопрос, только заостряя внимание на теме.
Что предлагается вместо суицида? Ничего. Никакой общей для людей идеи у нас в стране нет. Помимо власти и денег.


Системная проблема безнаказанности и беззакония.
Если задать вопрос, почему, собственно, нельзя убивать детей (такой вот кощунственный вопрос), то в нашей стране на него нет внятного ответа.
Просятся ответ два:
- потому что это аморально;
- потому что это незаконно (запрещено уголовным кодексом).
Мораль – субстанция сложная. Чтобы на уровне общества работали моральные ограничения, нужно, чтобы эти ограничения были поддержаны большинством населения, а нарушения как-то карались. Общей культуры и идеологии у нас нет. А та, что есть – людоедская (власть над людьми и деньги любой ценой).
Власти, которая бы запретила что-то помимо политических выступлений у нас нет. В некоторых, чаще всего моно-национальных регионах, такая власть есть. А в целом в стране – нет.
А про уголовный кодекс и говорить бессмысленно. Да, в нём написано. На заборе тоже кое-что написано, но кто ни проверял, - там не это, а дрова.
Декларируется, что вроде как детей и насиловать нельзя. А фактически оказывается, что можно.
Коллега из одного из регионов рассказал, как семья выходцев из одной из близлежащих южных стран несколько лет подряд насиловала несовершеннолетних детей. Покрывал их местный полицейский, той же национальности, что и насильники. А когда ситуация вскрылась и возбудили уголовное дело, судья "почему-то" выпустила из СИЗО главного подозреваемого и он конечно тут же покинул страну. Безнаказанно.

У пострадавшей, с которой началось раскручивание этого уголовного дела, уже несколько попыток суицида после полученных психологических травм. Насилие как форма доведения до самоубийства. Чем отличается от убийства ребёнка?

И, что бы ни было написано в уголовном кодексе, получается, что всё это фактически можно. Можно совершать особо тяжкие преступления против несовершеннолетних и оставаться безнаказанным. А если можно насиловать и доводить до самоубийства, то почему нельзя убивать? Чем одно особо тяжкое преступление отличается от другого?

Это очень нехороший вопрос, но надо определиться с ответом на него. Что с нами всеми, обществом, не так, что всё это возможно?


Проблема законодательного пресечения происходящего.
Помимо условной работы уголовного кодекса в стране, есть ещё и элемент некоей новизны. Группы смерти кажутся новым явлением.
С одной стороны, речь идёт об организованной преступности, с другой не все активные участники являются членами организованной группы, между участниками отсутствует формальный сговор, они не знакомы между собой лично.

С одной стороны, это очень похоже на терроризм (такие новости могут посеять панику), с другой нет ни идеологической, ни политической, ни религиозной основы.
Это просто новое явление.

Собственно, с чем предлагается бороться? С детьми, которых достали взрослые и окружающий мир, которых не понимают и не любят?

Кстати, этим «террористам», которые играют в кураторов, часто нет 16 лет и их нельзя арестовать и осудить. Особо наглые из них могут просто смеяться следователю в лицо, понимая, что они совершенно безнаказанны в этой ситуации.
Кроме того, деятельность «кураторов» не подпадает ни под одну статью уголовного кодекса. Чтобы вменить «доведение до самоубийства» нужны угрозы, давление, издевательства, а в «играх» этого нет.


Проблема психологического сопровождения в школах.
Я не знаю ни одного психолога, кто бы рвался работать в школу. Некоторые хотели бы работать именно с детьми и подростками, но не в школе.
Во-первых, это мизерная зарплата. Во-вторых, это огромная ответственность. С год назад в новостях мелькала история, как подросток покончил с собой, кажется в Москве. Как думаете, против кого возбудили уголовное дело?
Правильно. Против школьного психолога. Потому что не предсказал, не прочитал мысли, не выявил. А это невозможно, если ребёнок, его родители или одноклассники не расскажут об этом. Ребёнок может не хотеть, а окружающие не знать. А ещё ребёнком мог руководить импульс и сиюминутное настроение или обстоятельства.
Отсюда вытекает ситуация, когда должность психолога занимает один из преподавателей или работников администрации школы. По совместительству.
Мало того, что у этих людей просто нет времени из-за перегруженности уроками, домашними заданиями и бумажной волокитой. Работа психолога ещё и требует постоянного обучения и развития. А более-менее приличные курсы платные и достаточно дорогие. Обучение на различных курсах в год по самой минимальной оценке стоит от 50 тысяч рублей в год. Это 2-3 курса повышения квалификации в хорошем институте или центре подготовки. У учителя таких денег нет, школа оплачивать это не будет.
Бывает, что в школьные психологи идут вчерашние студенты, без опыта психологической работы или психологи по причине низкой квалификации не нашедшие себе другой практики. Уровень работы тот же.

Конечно бывает, что попадается энтузиаст, готовый работать с детьми ради каких-то высших целей, но это точно не большинство школьных психологов.
Получается профанация вместо психологической поддержки. Психологи в школах формально есть, а одновременно их фактически нет.

***
Несмотря на то, что тема грустная, можно взглянуть на неё, на список перечисленных проблем и вопросов как на индикаторы, которые указывают на слабые места целого общества, дают шанс подумать и изменить жизнь, привести нормы и порядки к тому, что мы считаем правильным, сделать так, как должно быть, а не как есть.

Но желающий серьёзно обсудить эту тему, а тем более решить проблему рискует оказаться в положении сантехника из старого советского анекдота.

СССР, период политических репрессий, осуждённые сидят в камере.
- Тебе сколько лет и за что дали?
- 10 лет, по политической статье. А тебе?
- И мне 10, тоже по политической. А тебе?
- А мне 20, ни за что дали.
- А ты кто и что натворил???
- Да я сантехник. Вызвали меня в обком (областной комитет партии), а я посмотрел на трубы и говорю: «У вас тут всё прогнило, всю систему менять надо!».


А значит, игра может продолжаться. В той или иной форме.

Василий Филиппов,

raziz.ru

К оглавлению.
Tags: группысмерти
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments